?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Калейдоскоп памяти - 3

Начало

Продолжаю рассказ о моей жизни художника и архитектора, о которой один приятель недавно сказал: «Какая спокойная и гладкая вся твоя жизнь!» Действительно: не довелось мне, как большинству мужчин, уходить на Великую отечественную войну, потому что был слишком мал, в Афганистан – потому что был уже не очень молод, в Чечню - потому что был уже староват и был слишком далеко. Не довелось голодать, сидеть в тюрьме, замерзать на севере, испепеляться на солнце в пустыне, тонуть в океане, блуждать в тайге или джунглях Амазонки. Я всю жизнь строил и писал картины, строил и рисовал, строил и чертил, и, если и разрывался между одним и другим, то только между двумя моими «Я»: я - художником и я - архитектором. Постоянно не хватало времени то на одно, то на другое.

Все началось 19 апреля 1941 года в славном городе у моря, Одессе… в этот день я родился.


В Одессе, конечно, была Советская власть, но она имела какой-то неуловимый флюид именно Одесской советской власти. Мой дед, который и до революции был известным в городе ювелиром, не переставал быть им и в годы Советской власти, выполняя частные заказы. Был большой дом, семья жила на втором этаже, а на первом был ювелирный магазин и мастерская. Блеск бриллиантов и изумрудов сливается в моем воображении, когда я думаю о том времени, с блеском моря и лучами солнца, проникающего сквозь буйную темно-зеленую листву. Моя худенькая невысокая мама родила меня по плану, В своих воспоминаниях она так и написала: «в тот год мы решили родить сына», и она была очень довольна тем, как свой план выполнила. Она была инженером-строителем и прекрасно рисовала, как и отец, который тоже будучи инженером-строителем, писал картины и стихи. Мама не могла жить на чемоданах, любое свое жилье украшала, умея придать ему уют и обжитой вид уже через неделю после переезда. Я помню, как она, поставив стул на стол и раскачиваясь на нем на цыпочках, раскрашивала потолок по самодельной трафаретке в нашем послевоенном жилище.

Тогда, ранним июньским утром 1941 года, она везла меня по зеленой улице на пляж, гордо и энергично проходя мимо всех этих резных балконов, колонн, витых решеток, сквозь синие тени от высоченных деревьев, чтобы посидеть у моря, радостно наблюдая за мной, лежащим в низенькой колясочке с кружевными белыми занавесками собственного пошива. Было мне в тот день два месяца и три дня. Где была та колясочка с занавесками, тот покой и блаженство уже через пару часов? Ни следа от них не осталось… все бежали, и мама бежала с кульком, закрученным в пеленку, на руках, бежали на трамвай, чтобы добраться до дома и там собраться с мыслями, понять, что началась война, и вообще, когда вся семья в сборе под одной крышей - это как-то спокойнее. Трамвай был переполнен, уже отходил, набирая скорость, люди висели на подножках, а мама все бежала за ним. Кто-то в трамвае успел взять кулек у нее из рук, она бежала все быстрее, неумолимо отставая от трамвая, и холодея от мысли, что вот-вот кулек уедет неизвестно куда и потеряется навсегда, но вдруг сильная рука висевшего на подножке громадного мужчины схватила маму, и она повисла в воздухе. Так и летела на его руке до конечной станции, а тем временем другие руки передали ей над головами бесценный кулек, то есть меня. Дома все уже знали. «Да бросьте вы паниковать, говорил дед-ювелир, немцы - интеллигентные люди, видали мы их в 1914 году… Это ненадолго».

В юности маме предсказали, что она выйдет за военного. Она посмеялась, а потом еще раз посмеялась, когда вышла замуж за инженера. Однако, годы шли, и постепенно, еще до войны, мой отец превратился в военного инженера и войну закончил полковником. Тогда же летом 1941 года был день, вернее ночь, когда примчался он домой на грузовике, который начальство разрешило взять на один час, чтобы забрать семью и увезти из-под наступающих немцев. По дороге забрал своих сестер и других родственников. Ночь, мокрая дорога, напряжение в воздухе, все было рассчитано по секундам. Приехал за своими, а жили мы как я уже упоминал, с дедушкой, бабушкой, старшей сестрой мамы, и ее сыном Лёней, который в свои 13 лет был талантливейшим пианистом, во всю выступал и ему предсказывали большое будущее. Отец схватил жену в чем была и меня, побросал в грузовик мои вещи и корыто, чтобы купать ребенка. Оставшееся время было потрачено на уговоры стариков покинуть город вместе с нами, но они уперлись и ни за что не хотели уезжать из Одессы. Они были непреклонны. «Да оставьте - дед все гнул свою линию об интеллигентности немцев - все это скоро кончится, мы уже старые, куда нам ехать, останемся дома, это ненадолго, вот увидите». Старшей дочери было неловко оставлять пожилых родителей, и она с сыном Лёнечкой тоже решила остаться переждать визит вежливых немцев, пьющих кофе по утрам и нежно подбирающих потерявшихся котят. Когда моей маме было 80 лет, я попросил ее написать воспоминания о том времени, и узнал то, о чем она никогда не рассказывала. «До сих пор ясно вижу ту ночь - писала она - как я сижу в грузовике, прижимая к себе двухмесячного ребенка, а вокруг машины бегает 13-летний племянник Лёнечка и кричит: «Мама! Почему мы не уезжаем? Они же нас убьют! Они же нас убьют!» Так и стоит его крик в ушах по сей день.» На прощанье дед все протягивал мешочек с бриллиантами, настаивая: «возьмите, уезжаете неведомо куда, ничего с собой не берете, возьмите, пригодится, у нас здесь все есть». Мама с отцом отказались наотрез, рука не поднялась: «Нет не нужно, не возьмем ни за что».

Так и остался в памяти у мамы, дед с бриллиантами в руке и бегающий вокруг машины Лёнечка, которому не суждено было стать знаменитым пианистом, потому что немцы закопали и его, и его маму, и деда с бабушкой, их всех через несколько дней. Закопали и еще сотни тысяч евреев, а потом быстро и организованно создали Одесское еврейское гетто, куда попали оставшиеся родственники, которых отец не успел забрать в ту ночь. В живых осталась только троюродная сестра Белла, которая оказалась там 8-летним ребенком и прожила в этом аду 4 года, до самого освобождения. Была она там с 4-летним братом. Однажды когда он спал, какой-то изможденный голодом и работой человек сел на него, не заметив спящего ребенка, братик задохнулся и умер.

Comments

( 18 comments — Leave a comment )
alfred_berzin
Nov. 20th, 2014 03:59 pm (UTC)
В 1941 году мне было 8 лет. Мой отец с младшим братом Авелем ушел на фронт добровольцем, погибли под Смоленском...
artvalentine
Nov. 20th, 2014 05:32 pm (UTC)
Алфред
Читали ли вы письмо Захара Прилепина к Сталину и что вы о нем то есть о письме думаете
alfred_berzin
Nov. 20th, 2014 06:01 pm (UTC)
Я согласен с письмом Захара Прилепина. Недавно прочитал его роман "Обитель".
У истории нет сослагательного наклонения...)) Но, мне кажется, могли быть другие пути и методы, которые обошлись бы без таких гигантских человеческих жертв.
taniagrin
Nov. 20th, 2014 08:09 pm (UTC)
Знаю как тяжелы эти воспоминания. Но мы должны в своих мыслях навещать наших родных. Они должны знать, что мы их не забыли и не забудем никогда. Дети и внуки наши носят их имена...
ellenwisdom
Nov. 22nd, 2014 01:34 pm (UTC)
А у нас в семье не носят их имена, видимо потому, что у большинства предков были тяжелые судьбы. Я бы своих джетей их именами не назвала ни за что. Исключение - только двоюродный брат Дима и я. Когда неожиданно, сидя за праздничным столом умерла мамина мама, то моя мама и ее сестра (дочери) обе были беременны. Бабушку звали Дора Евсеевна. Сестры решили одного ребенка назвать на Д, второго - на Е. С разницей в три месяца и родились мы. Поэтому я - Елена и Дима - любимй брат, он старше. В одном классе учились.
taniagrin
Nov. 22nd, 2014 02:03 pm (UTC)
Дело не в имени, а в продолжении... на которое никто уже и не надеялся.
artvalentine
Nov. 22nd, 2014 06:46 pm (UTC)
Танечка
Вот вы меня сразу правильно поняли
Для меня реинкарнация это внуки похожие на меня
Я это понял в гостях у равина где за столом сидела куча
детеи, внуков и правнуков
luiza7
Apr. 14th, 2015 03:20 pm (UTC)
А у меня тоже мама и её брат учились в одном классе. Хотя у них была разница 1,5 года.
ellenwisdom
Apr. 14th, 2015 03:35 pm (UTC)
Бывает:)
aleksandrsp
Nov. 28th, 2014 08:36 pm (UTC)
Валентин, Вы не меня спросили, но можно я Вам отвечу, что я думаю о письме Захара Прилепина к Сталину

http://aleksandrsp.livejournal.com/44577.html

Сорри, если не совпали
artvalentine
Nov. 29th, 2014 02:21 am (UTC)
Александр
Моя бабка говорила - Говно не трогать оно не пахнет
Так что пусть пишет для своих Мразь и никакие
оправдания мне не не интересны.
Если для него это повод для стеба то он клоун

Совпадение полное
Мой отец прошел две войны Финскую и Отечественную
он пережил Сталина на полгода и узнав о его смерти сказал Собаке - собычья смерть
aleksandrsp
Nov. 29th, 2014 04:55 am (UTC)
Да я читал, что сказал Ваш мудрый отец
Просто удивился, что Ваш друг сказал, что он с Прилепиным согласен, а Вы ему не ответили
А может Вы и правы, этот Ваш друг - не мальчик, переубеждать позновато
artvalentine
Dec. 9th, 2014 06:57 am (UTC)
Алекс
Надеюсь наскребу времени поставить несколько фоток
Недавно у Лены проскочила шоковая информация. У ее деда была мануфактура в Москве трехэтажный ом в стиле модерн и прочее.
Был этот еврей Левинсон купцом первой гильдии. И вот идет Первая Мировая 1914 ый Многие в том числе и Брак были отравлены газом
гибнут на ней ни за грош российские ребятки. Идут похоронки в Москву
Народ звереет и начинаются погромы. Громят врагов народа НЕМЦЕВ.
Разъяренная толпа патриотов останавливается у витрины магазина Мебель
Левинсон ( то есть трансформация от левита) и долго выясняет и спорит а не немец ли он и убедившись что жид несется дальше бить немцев, спасать Россию. И так несколько дней подряд. Вот те раз !!! Ведь избраный народ мы
а не какие-то там немцы. Повторюсь что у нас дома жил столяр немец военнопленный который делал книжый шкаф по эскизам отца (1946-ой). И когда я спросил папа он же фашист отец пытался объяснить мне что не все немцы фашисты, а вот мне объяснить это мальчишкам во дворе не удавалось
aleksandrsp
Dec. 11th, 2014 04:02 am (UTC)
Это я пропустил, конечно
Если не затруднит, дайте ссылку - прочту с удовольствием

Не все немцы фашисты, полностью согласен, но удобней и проще думать, что все - вот все так и думают

Да зачем так далеко ходить? Посмотрите, что сейчас в Москве делается - и мы же знаем, что многие очень хорошие люди, ну... недалёкие люди, ну не умеющие соображать сами так же готовы бить Х спасать Россию. А Х - подставить можно любой. Евреи, ну мы, конечно, на первом месте - да, избранные, грузины, армяне, греки, финны. Да кто угодно + не надо забывать, что бить, громить, грабить - многие любят от всей души
luiza7
Apr. 14th, 2015 03:22 pm (UTC)
А ссылочки у Вас, на Прилепина, нет?
Я не читала.
mama_zima2013
Aug. 17th, 2016 04:57 pm (UTC)
Меня папа воспитывал так же. Поэтому сейчас мне трудно принять ту ненависть. которая возникает между людьми разных взглядов и разного вероисповедания. Даже в нашем ЖЖ бывают такие стычки и обвинения. В нашей семье был репрессирован отец мамы - совсем не злобный рузаевский священник, принявший революцию. Но в 1922 его арестовали. Семья была большая: десять детей, все уже взрослые. Маме было 16. Остались только три сестры. Все были очень талантливые: математика была в чести у всех, даже моим внукам достались математические гены. Папина семья была железнодорожная. Перово был городом железнодорожников. Семья папы жила в своем доме. Папа описал, как они строили этот дом, как брали заем у банка. Это было до революции. 1905 год. Папа мне все время объяснял, что до революции тоже была нормальная разумная жизнь.
mama_zima2013
Aug. 17th, 2016 05:05 pm (UTC)
Когда мы жили во Владивостоке, наш дом был для высшего комсостава, и во дворе были склады. Там работали пленные японцы. Мы с ними все время общались, Никто нам не запрещал. Мне было лет 6 тогда. Наши коты все время бегали в склады, видно. там были крысы и мыши, и они там охотились, а мы их искали. Японцы были точно такие. как на карикатурах Кукрыниксов. Отец воевал в Японскую войну 1945. Но она быстро закончилась. Кстати, его дивизия, воевавшая когда-то под Выборгом, потом оказалась тоже на Дальнем Востоке. В день его похорон пришло приглашение отцу приехать в Дивизию. Он был одним из ее основателей в 1941.
mama_zima2013
Aug. 17th, 2016 04:39 pm (UTC)
Да, войну мы пережили не на фронте : вы - в пеленках на руках у мамы, я - сначала в животе у мамы. а потом в Свердловске, Чите и, наконец. во Владивостоке. Но это было уже после моего рождения, потому что в тот день, когда началась война мама, сестра Валя и папа жили на границе в литовском городе Мариямполе (Капсукас потом) , и отец был замом командира погранотряда № 106. И утром прибежал солдат и сказал, что началась война, командир пропал. а на границе идут бои. И папа ушел воевать, но днем он прислал грузовик и передал через водителя всем. кто жил в доме, что надо взять самое необходимое и срочно ехать на вокзал. Уже бомбили город. Мама велела Вале ходить за ней, чтобы она была рядом, она собрала чемодан. И все семьи поехали на вокзал. Уже была бомбежка, сели в поезд, проехали горящий Вильнюс. Чемодан то ли потеряли, то ли украли. Бомбили всю дорогу, но маму, наверно, хранили ее предки - священники. Кстати, про религию мама никогда не говорила, никогда не молилась, но нас всех, точно, кто-то хранил. Поезд пришел в Перово, в карантин (шпионы). Но мама, нашедшая чемодан на платформе, продавленный, но полный, связала все в узел и убежала с Валей к своей свекрови. которая жила в Перове.. На Валю бомбежки очень подействовали, она плохо спала, потом заболела воспалением легких. Ее спас пенициллин. который достала сестра мамы тетя Лида (врач). А папа уже воевал под Выборгом. Опять же, кто-то его хранил, потому что накануне битвы за Невский пятачок он был тяжело ранен финским снайпером в окружении. Его вынесли. И через полгода он оказался в госпитале в Свердловске, мама тоже приехала туда. там я и родилась. Жили за печкой у кого-то в доме. Потом поехали все в Москву за назначением, потом в Читу. Папа сильно хромал, нога была не в порядке.
А в битве за Невский пятачок выжило очень мало людей. Это была мясорубка.
( 18 comments — Leave a comment )